Во многих государствах Центральной и Восточной Европы люди встревожены влиянием, которое Америка оказывает на Россию и их собственные страны. Согласно результатам нового масштабного опроса, проведенного американским независимыми Центром Пью, они хотят, чтобы Россия дала отпор Америке.

Результаты опроса, которые были опубликованы, по случайному совпадению, всего через несколько часов после того, как российский министр иностранных дел Сергей Лавров посетил Белый Дом и пошутил по поводу увольнения директора ФБР Коми, показывают, что в большинстве стран, где большинство населения составляют православные христиане, Россия воспринимается как важный защитный буфер против влияния Запада. Поскольку исследование проводилось в период с июня 2015 по июль 2016 года, то есть еще до избрания Трампа, оно не отражает каких-либо сдвигов в общественном мнении, которые, возможно, были спровоцированы приходом к власти его администрации. Тем не менее, исследование предлагает осмысленное понимание того, как воспринимается Америка в мире, а также проливает свет на взаимосвязь этого восприятия с религиозной идентичностью.

Исследователи Центра Пью опросили 25 тысяч взрослых людей в России и 17 тысяч в других странах, от Украины и Польши до Болгарии и Греции. Они обнаружили, что православные христиане составляют ориентировочно 57 процентов жителей этого региона. Что касается России, здесь эта цифра достигает 71 процента. Исследование также показало, что доля населения, идентифицирующего себя как православные христиане, резко возросла в крупнейших странах региона после распада Советского Союза. При этом в исторически католических странах, напротив, наблюдалось снижение популярности католической церкви.

Подъем православного христианства имеет важные последствия: опрос показал, что в православных странах большинство людей склонны к социальному консерватизму в большей степени, чем люди в других местах. Они говорят, что очень гордятся своей Родиной, считают свою культуру более высокоразвитой по сравнению с другими, а также заявляют, что «сильная Россия необходима, чтобы уравновесить влияние Запада». С последним утверждением согласились большинство людей в этих странах. Даже в Греции к нему присоединились 70 процентов опрошенных, несмотря на то, что страна является членом Европейского Союза.

Однако, на самом деле желание людей, чтобы Россия утвердила свое влияние в противовес Западу, является многогранным. «Восприятие России многомерно, и в него входят геополитическая, культурная, религиозная и экономическая составляющие», – заявила помощник директора Центра Пью Неа Сагаль, один из ведущих авторов исследования. Она объяснила, что стремление России уравновесить влияние Запада на всех фронтах, по всей видимости, отчасти объясняется воспринимаемым отличием ценностей, то есть конфликтом между «традиционными ценностями» респондентов и ценностями Запада.

В экономическом отношении столкновение, пожалуй, не столь удивительно, учитывая, что многие из этих стран ранее управлялись коммунистическими режимами. Там все еще господствуют идеалы равенства. «Здесь распространена глубокая подозрительность в отношении Америки, поскольку у людей есть реальная тревога по поводу полномасштабного капитализма… в какой степени ему на самом деле присуще равноправие… и насколько западная «крысиная  гонка» соответствует общепринятым представлениям о ней», – считает Британи Файфер Нобл, докторант по истории российской культуры в Колумбийском университете.

Однако, восприятие столкновения ценностей выходит за рамки различных экономических моделей. Файфер Нобл добавила, что среди россиян широко распространено мнение, что они защищают цивилизацию, идет ли речь о консервативных гендерных и сексуальных нормах, за которые они выступают, о литературе, которая создается в их стране, или о солдатах, которых они посылают на войну, поколение за поколением. «В русской культуре есть определенный канон, и этот канон на самом деле весьма впечатляющий, – говорит она. – У них есть Толстой и Достоевский. У них есть иконография. У них есть идея страдания как культурная ценность, и они чувствуют, что выигрывают от этого».

Бывший редактор официального журнала Русской Православной Церкви Сергей Чапнин согласился с тем, что многие россияне считают свою страну неотъемлемой частью европейской культуры и в то же время видят превосходство русской культуры над другими. (Действительно, 69 процентов опрошенных высказали мнение, что их культура выше, чем другие). «У нас есть стремление сотрудничать с Европой и в то же время называть ее врагом, – сказал он. – Эти два желания одновременно сосуществуют в массовом сознании России». Впрочем, Чапнин также предупредил, что «политики манипулируют» этой психологической напряженностью, апеллируя иногда к прозападным настроениям, а в иное время – к антизападным, чтобы достигать своих целей.

«Система «традиционных ценностей» — это способ находить врага. Противостояние «традиционализм против либерализма» помогает нам бороться против либералов», – говорил он. Несмотря на то, что идея «традиционных ценностей» иногда формулируется в связи с позитивными целями, такими как создание льгот для многодетных семей, Чапнин утверждает, что в гораздо большей степени это негативный проект, состоящий в борьбе против активистов ЛГБТ, сторонников однополых браков и поборников свободы выбора. Идея «традиционных ценностей, отнюдь не представляя собой искреннее выражение заветных чаяний народа, в основном является инструментом для усиления «антизападной политической риторики властей», – добавил он.

Любопытно, что хотя 85 процентов россиян хотят, чтобы их страна уравновешивала влияние Запада, при этом 55 процентов согласны с тем, что Россия должна сотрудничать с США и другими западными державами. Они не считают это борьбой по принципу «кто кого». Так, например, в 2016  году глава МИД Сергей Лавров призвал к долгосрочному сотрудничеству и «партнерству цивилизаций» в целях борьбы против современных геополитических угроз, подобных террористической организации ДАИШ.

Фактически, большинство населения в странах, участвовавших в опросе, включая преимущественно православные, которые видят в России оплот, также заявляют, что тесные рабочие связи с Западом отвечают интересам их страны.

«Они понимают, что живут в той части земного шара, где Россия является прекрасным союзником, и где любой стране необходим союзник», – сказала Файфер Нобл. Особенно для небольших государств, таких как Молдова или Армения, это имеет смысл не только в геополитическом, но и в экономическом аспекте. «Вы не можете отправить свои помидоры или арбузы в Америку. Идеология – это одно, а продажа нескольких тонн арбузов – совсем другое. Куда вы можете их отправить? Ответ очевиден: Россия – огромный рынок».

Однако, считает она, эти страны также понимают, что «в мировой экономике целесообразно держаться Европейского союза». В частности, для молодежи это связано с мобильностью: многие хотят иметь возможность учиться и работать в Западной Европе или Америке.

Авторы исследования отмечают, что в преимущественно католических и неоднородных в религиозном отношении стран значительно меньшая доля населения согласна с тем, что сильная Россия  необходима для противостояния Западу – всего 42 процента, в отличие от 66 процентов в преимущественно православных странах. В католических странах люди с большей вероятностью отвечали, что в интересах их страны сотрудничать с Соединенными Штатами, а не противостоять им. По словам Сагаль, «католики смотрят на Запад». Это логичный выбор: в структурном отношении католический регион ориентирован на Рим, а в прагматическом плане люди чувствуют, что могут получить гораздо больше, как в финансовом, так и в социальном измерении, будучи воспринятыми как часть Запада.

Как изменились бы результаты опроса, если бы Центр Пью провел его сегодня, при Трампе? «Большинство Россиян сказали бы, что Запад – враг», – заявил Чапнин. В свою очередь, Файфер Нобл предположила, что люди высказали бы гораздо меньше беспокойства в связи с американским влиянием. «Да, те, кто ждет визы для поездки в Америку, невероятно обеспокоены в связи с президентством Трампа. Но для людей, которые не соприкасаются с Америкой в своей повседневной жизни, Трамп представляется чем-то вроде странной вишенки на верхушке мороженого, которую мы сами заказали», – добавила она.

А каково же мнение россиян о том, что их страна якобы чрезмерно влияет на Америку? «Трамп так много говорил о Путине во время предвыборной кампании, что россияне полагают, что он просто блефовал и на самом деле не имеет никакого отношения к русским, – сказала Нобл. – Во всяком случае, они думают, что связи Трампа с Россией в гораздо большей степени сфабрикованы, чем мы можем узнать, когда у нас появится новый директор ФБР».

Подпишитесь на нас ,

Поделиться с друзьями
  • gplus
  • pinterest