Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль не исключает возможность того, что противоречия вокруг Катара в Персидском заливе перерастут в войну. Немецкий министр не сказал ничего конкретного относительно масштаба предполагаемой войны, но российский сайт «Газета.Ru» опубликовал статью, согласно которой, региональный конфликт может закончиться третьей мировой войной. Как отмечается в статье, данный кризис служит еще одним напоминанием для России о том, что война в Сирии является не отдельным «эпизодом» в международной жизни, а частью более широкого международного конфликта.

Авторы статьи указывают на то, что одновременный разрыв дипломатических отношений с Катаром десятью государствами суннитской части Ближнего Востока спровоцировал «крупнейший дипломатический кризис в регионе как минимум с начала этого века». Это резко повышает риск превращения Ближнего Востока в центр новой войны не столько регионального, сколько мирового масштаба. Аналогичная ситуация складывалась во время конфликта в Донбассе, когда он достиг наиболее острой своей стадии.

Подобные дипломатические конфликты между суннитскими государствами случались и ранее, но обстановка не накалялась до такой степени. На сегодняшний момент мусульманский мир погружен во множество вооруженных конфликтов: в Сирии, Ираке, Йемене, а также с некоторыми оговорками — в Ливии. Интересы участников нового дипломатического конфликта так или иначе затронуты в этих конфликтах. Вдобавок ко всему, стороны объявили Катару экономическую блокаду, в то время как Саудовская Аравия является единственной страной, с которой Катар имеет сухопутную границу, через которую идут поставки продовольствия в страну. Кроме того, не стоит забывать о том, что Катар является одним из наиболее влиятельных игроков в регионе благодаря телеканалу «Аль-Джазира».

Что касается России, то она принимает непосредственное участие в этом конфликте. Сразу после того как арабские государства разорвали дипломатические отношения с Катаром, президент России Владимир Путин провел телефонный разговор с эмиром Катара шейхом Тамим бен Хамадом Аль Тани. В то же время эмир отказался ехать в США, сославшись на нежелание покидать страну, пока с нее не снята блокада, но при этом послал министра иностранных дел в Москву. Таким образом, Россия с самого начала приняла участие в процессе дипломатических консультаций по Катару, в дополнение к традиционному сирийскому вопросу.

До настоящего времена российские граждане воспринимали войну в Сирии как нечто далекое и незнакомое, а в российские СМИ проникали лишь отдельные печальные новости о погибших российских военных, или репортажи об успехах сирийской армии и концертах в Пальмире. Даже после террористических актов в российском самолете в Египте, а также на станции метро в Санкт-Петербурге, россияне не стали рассматривать участие России в сирийском конфликте как угрозу национальной безопасности страны. До сих пор большинство российских граждан не знают, что война в Сирии является лишь небольшой частью длинной и сложной битвы за господство в мусульманском мире, и что благодаря своему вмешательству в Сирии Москва стала одной из сторон, участвующих в этой битве.

© AP Photo, Vahid Salemi

Улица Исламской революции в Тегеране

В то же время нужно отметить, что союзниками России в Сирии являются шиитский Иран и близкий ему алавитский режим Башара Асада — враги суннитских государств Персидского залива. Одной из причин, по которой эти государства разорвали отношения с Катаром, являются подозрения в том, что последний втайне поддерживает отношения с Ираном. Террористические акты, произошедшие в Иране 7 июня, указывает на крайнюю серьезность сложившейся ситуации. Что касается России, то тревогу вызывает тот факт, что большинство российских мусульман являются суннитами, и именно против суннитов борются российские военные на стороне Асада.

Несколько дней назад лидеры ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) предупредила своих сторонников в западных странах об опасности нахождения в общественных местах. Россия входит в число стран, упомянутых в этом предупреждении. Мы должны со всей серьезностью отнестись к этим заявлениям, поскольку ИГИЛ охотно берет на себя ответственность за любой террористический акт, преступление, совершенное под экстремистскими лозунгами.

В том случае, если российская сторона предпримет попытку создать коалицию на Ближнем Востоке, включающую Катар, Иран и Турцию, то весьма вероятно, что призывы к «джихаду» в самой России будут звучать все чаще. Понимают ли российские чиновники, что для тех, кто участвует в конфликте, смысл фразы «победа в войне в Сирии» становится все менее понятным?

Даже если Асад сумеет сохранить свою власть в Сирии, это даст гарантии безопасности России. Победа над ИГИЛ вполне реальна, однако она приведет к взрыву террора в других частях мира. Скорее всего случится так, что исламистские террористические группировки перейдут к тактике «точечного террора», а экстремисты из постсоветского пространства вернутся на родину.

Сирия является лишь одним из многих театров боевых действий в большой войне между мусульманами. Россия принимает участие в этой войне, поскольку хочет вернуться в число великих держав и устранить негативные последствия после событий на Украине. Однако конфликт на Ближнем Востоке гораздо глубже кризиса вокруг Донбасса и имеет более долгую историю.

В то же время кризис вокруг Катара дает России еще одну возможность положить конец крайне опасному противостоянию с Западом и частью мусульманского мира. Всем странам, которые стремятся играть роль ведущих международных игроков, следует прекратить делить террористов на своих и чужих. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Ближний Восток будет оставаться в эпицентре конфликта, грозящего перерасти в настоящую третью мировую войну, до тех пор, пока великие державы не перестанут использовать экстремистов в своих геополитических интересах.

Поделиться с друзьями
  • gplus
  • pinterest