Последние несколько десятилетий были самым мирным периодом в истории человечества. Впервые в дорожно-транспортных происшествиях, от избыточного веса или в результате суицида погибает больше людей, чем от человеческой жестокости. Тем не менее международный климат быстро ухудшается: бряцание оружием снова вернулось в моду, а военные расходы увеличиваются. Как обычные люди, так и эксперты опасаются, что, как и в 1914 году, когда убийство австрийского эрцгерцога вылилось в Первую мировую войну, в 2017 году какой-нибудь инцидент в Сирии или на Корейском полуострове может перерасти в глобальный конфликт, сообщает израильский военный историк Юваль Ной Харари, автор бестселлера «Sapiens. Краткая история человечества».

Тем не менее между 2017 и 1914 годами существует несколько ключевых различий. В то время война имела большое значение для мировых элит, потому что у них были конкретные примеры того, как успешные войны способствуют экономическому успеху и политической власти. Теперь «успешная война» кажется «исчезающим видом».

В 2017 году мировые элиты даже не представляют себе, как выглядит «успешная» война. Они могли читать о них в книгах по истории, могли видеть в далёких от жизни голливудских блокбастерах, но у них есть все основания подозревать, что этот тип войны исчез. Хотя некоторым диктаторам третьего мира и негосударственным субъектам всё ещё удаётся преуспевать за счёт войны, кажется, что крупные державы больше не знают, как это делается.

«Самая большая победа» в современной истории — США над СССР — была достигнута без какого-либо крупного военного столкновения, пишет Юваль Ной Харари. Китай, восходящая держава начала XXI века, усердно избегал всех вооружённых конфликтов с момента своего провала в китайско-вьетнамской войне 1979 года, и своим восхождением он обязан исключительно экономическим факторам.

Даже на Ближнем Востоке региональные державы не знают, как вести успешные войны. Иран ничего не получил от длительного кровопролития во время ирано-иракской войны и впоследствии избегал всех прямых военных конфронтаций. То же самое можно сказать и об Израиле, который совершил свою последнюю успешную войну 50 лет назад. С 1967 года Израиль процветал вопреки многочисленным войнам, а не благодаря им.

Как отмечает израильский военный историк, единственной недавней успешной войной, которую вела крупная держава, можно считать «завоевание Крыма Россией». Однако это стало возможным благодаря чрезвычайным обстоятельствам: украинская армия не оказывала сопротивления, другие государства воздержались от вмешательства, а население Крыма либо поддержало «захватчиков», либо мирно приняло «завоевание» как свершившийся факт.

Когда Россия попыталась повторить свой успех в Крыму в других частях Украины, она столкнулась с существенно более жёстким сопротивлением, и война на востоке Украины зашла в тупик.

«Почему для крупных держав стало так трудно вести успешные войны?» — спрашивает Харари.

Одна из причин — в изменении характера экономики. В прошлом, победив своего врага на поле битвы, можно было бы легко нажиться, грабя вражеские города, продавая вражеских гражданских лиц на рынках рабов и занимая ценные поля пшеницы и золотые прииски. Однако в XXI веке можно получить лишь незначительную прибыль. Сегодня основные экономические активы состоят из технических и институционных знаний, которые нельзя получить за счёт войны.

В великий век завоевателей война приносила незначительный ущерб и в то же время была высокоприбыльным делом, тогда как ядерное оружие и кибервойны наносят большой ущерб и приносят маленькую прибыль. Можно использовать такие инструменты для уничтожения целых стран, но не для создания прибыльных империй. Сильные мира сего громко говорят, но очень осторожны в отношении развязывания войны. Конечно, если кто-нибудь найдёт формулу для ведения успешных войн в условиях XXI века, «врата ада могут быстро открыться». Именно это делает российский успех в Крыму особенно пугающим предвестием. Хотя, даже если невозможно добиться успешной войны в XXI веке, это не даёт нам абсолютной гарантии мира. Никогда нельзя недооценивать человеческую глупость, считает израильский военный историк Юваль Ной Харари.

Поделиться с друзьями
  • gplus
  • pinterest