Пять стран Средней Азии являются мягким подбрюшьем Китая и России. Отсюда воинствующая исламистская зараза может распространиться на китайскую провинцию Синьцзян и российский Северный Кавказ. Эта старая новая истина становится актуальной из-за ухудшения положения в Афганистане, где в последнее время усиливаются военные действия, и где Талибан (движение запрещено в России — прим. ред.) получает оружие, в чем США обвиняют Россию. Талибан — это национальное экстремистское исламистское движение, которое защищало Усаму бен Ладена, когда его террористы напали на США в 2011 году.

Но Средняя Азия — это не только страх распространения войны и террора в том месте мира, где много бедных районов. Это также и край возможностей. С многих точек зрения Средняя Азия — это конечная станция назначения. В течение многих лет после распада Советского Союза в 1991 году, когда бывшие советские республики получили независимость, здесь почти не было инвестиций. Поэтому миллионы жителей Средней Азии стали гастарбайтерами, например, в России, где эти пролетарии прозябают в нищете на последних ступеньках социальной иерархической лестницы, и откуда они отсылают домой свой скудный заработок, где он сразу становится вполне значимым.

Но на станции назначения появились признаки оживления. Оживление идет по рельсам и по асфальту из Китая. Китай инвестировал целый биллион, то есть миллион миллионов долларов, в новый Шелковый путь, который железными дорогами, автотрассами и портами должен соединить Китай с 60 странами. Новый Шелковый путь, который по-английски сокращенно называется OBOR (One Belt One Road), и Средняя Азия занимают центральное место в глобальной ориентации Китая — точно так же, как это было тысячу и 500 лет назад. В середине мая в Пекине проходила широко разрекламированная встреча лидеров стран, которые сотрудничают с Китаем в этом большом и престижном проекте.

Целью китайского руководителя Си Цзиньпина является использование благосостояния Китая для создания новой глобальной экономики на китайских условиях. Это должно происходить путем установления китайского контроля над как можно бόльшей частью мировой инфраструктуры. Страна уже контролирует большую часть производства. Экспорт и рост за рубежом, вдоль нового Шелкового пути, должны стать движущей силой китайской экономики при правлении Си.

Две из шести главных трасс должны проходить через Среднюю Азию в Европу. Еще одна должна пройти через Монголию и Россию, и еще одна — через Пакистан. А две последние пройдут из Китая в другие страны по морю. Таким образом, Средняя Азия играет главную роль в этом гигантском китайском проекте. Это вызвано важными причинами. Одна причина — это месторождения нефти и газа, прежде всего в Казахстане. Другая причина связана с Европой, самым большим рынком товаров, производимых в Китае. Все страны Средней Азии получили большие кредиты в китайских банках и модернизируют свою инфраструктуру, причем китайские банки выдают кредиты на новый Шелковый путь без задержки.

Это имеет большие политические последствия и уже привело к тому, что страны Средней Азии теперь во все бόльшей степени поворачиваются в сторону Китая и «освобождаются» от России, которая была «большим братом» в этом регионе и после распада Советского Союза. У России нет таких экономических мускулов, как у Китая, и в Кремле опасаются, что могут лишиться своего влияния в Центральной Азии. Российский президент Владимир Путин пытается исправить положение вовлечением этих стран в развитие Евразийского экономического союза — кремлевский «зонтик», целью которого также является уравновесить влияние ЕС. Но в действительности у России нет шансов в борьбе с Китаем за влияние, которое он имеет благодаря своим инвестициям.

Но не только экономика сделала новый Шелковый путь большим внешнеполитическим проектом Си. Развитая Средняя Азия важна для того, чтобы остановить исламистскую заразу, идущую из Афганистана в западную провинцию Китая Синьцзян. Уйгуры в действительности являются степным среднеазиатским народом так же, как и все другие народы Средней Азии. Китаю необходимо иметь стабильность в своих пограничных районах.

Но это не простая задача. Политические структуры стран Средней Азии варьируются от Киргизии, относительно открытой и демократической, до Туркмении, самой страшной диктатуры подавления в мире. Они варьируются от богатого нефтью и газом Казахстана, в настоящее время мягкой диктатуры, до Узбекистана, который полностью зависит от своей хлопковой промышленности и продолжает держать людей в бедности.

Средняя Азия может состояться как регион. Половина населения здесь моложе 27 лет, и местное население — это люди с относительно хорошим образованием, почти все могут читать и писать. Это привлекательный регион. Но это также и регион, где велика опасность заражения из соседнего Афганистана. Поэтому здесь идет ожесточенная борьба за души и ресурсы — в ней участвуют китайское влияние, связи с Россией и исламизм из Афганистана. Но, похоже, победитель в этой борьбе предопределен.

Поделиться с друзьями
  • gplus
  • pinterest